Nogaller1
©"Заметки по еврейской истории"
Январь 2005

 

Александр Ногаллер


Освобождение Варшавы

(К 60-летию освобождения столицы Польши от немецко-фашистской оккупации)

 

 


     Всё реже вспоминается Великая Отечественная война 1941-45 годов, всё меньше остается в живых её участников. Важнейшим этапом завершения 2-ой мировой войны было освобождение Варшавы от гитлеровских войск, в котором активное участие принимала 2-я гвардейская танковая армия (ТА), в составе которой я работал хирургом в 180 ХППГ (хирургическом полевом подвижном госпитале). 2-я гв. ТА под командованием Маршала бронетанковых войск С.И.Богданова участвовала в боях на Орловско-Курской дуге, в освобождении Украины, Молдавии, Румынии, Белоруссии, Польши. Вслед за танковыми корпусами перемещался и наш госпиталь, то, быстро разворачиваясь, то также быстро свертываясь. Всё уже было отработано. Для моего госпитального отделения предоставлялась грузовая машина, я с медсестрами и санитарами быстро грузили наше небольшое имущество (палатки, перевязочный материал, основные лекарства шприцы и пр.) и перемещались в указанный нам пункт. Там быстро разгружались, устанавливали в лесу палатки или размещали носилки в сохранившихся домах, и уже через два часа были готовы к приему новых раненых.

 

Госпитальный взвод медсанбата, позднее госпиталя 180 ХППГ.



     Не углубляясь в чисто медицинские вопросы, хотелось бы подчеркнуть, что обычно первую помощь оказывали медицинские работники танковых батальонов и корпусов. Медсанбатов, как в стрелковых частях, в танковой армии не было. Поэтому нашему полевому подвижному госпиталю нередко приходилось проводить первичную обработку ран с удалением осколков снарядов, бомб ил фрагментов поврежденных костей, проводить ампутацию конечностей, а также оперативное вмешательство при ранении черепа, брюшной и грудной полости.

     После эвакуации последнего раненого, также быстро собирались и переезжали на новое место. Личного имущества почти не было: одна смена белья, кое-какая одежда, туалетные принадлежности, записи, иногда книги. Запомнился въезд нашего госпиталя в Польшу вслед за передовыми танковыми частями. По краям дороги стояли женщины и приветливо нам махали, бросали цветы, при остановке - угощали вишнями. Так было в первые дни вступление наших войск в Польшу. Помнится, развернули мы госпиталь, и пришли к нам молодые девушки ухаживать за ранеными. Были они наряжены, на каблуках, надушенные, нарядно причесанные. Я сказал им, что их помощь по уходу была бы очень кстати, но придется переносить и перекладывать раненых, кормить и перестилать постели. Поэтому я рекомендовал одеться попроще и прийти снова. Больше я их не видел. Вероятно, они представляли уход за ранеными в романтичном духе, а не повседневными трудовыми буднями. Вообще довольно быстро отношение поляков к советским войнам от теплого дружественного сменилось равнодушно-нейтральным, иногда враждебным отношением. Вначале они охотно угощали нас фруктами из своих садов, помогали госпиталю одеялами, простынями, полотенцами, которых не хватало при наплыве раненых. Позднее они во всем стали отказывать, говоря: "Нема, пшиско немец увез". Как-то я зашел в деревне в одну избу и спросил, где у них во дворе туалет и услышал в ответ все ту же фразу, как будто немцы действительно увезли ее деревянный сарайчик, служивший туалетом. Вполне возможно, начала действовать антисоветская пропаганда из проанглийской армии и фашистских польских военных формирований. Ходил также такой анекдот: молодой солдат спрашивает польку: "Замуж пойдешь за меня? Да. А в колхозе будешь работать? Ни...".

     При освобождении города Люблина в распоряжении госпиталя оказался склад винного завода. Начальник распорядился выдать на каждую душу по бутылке ликера, а остальное припрятать про запас и для армейского начальства. В госпитале водки, как в полку в первый год войны, не выдавали, так что на нашей улице был праздник.
     Вскоре, советские войска, продвигаясь на запад, освободили Познань, Седлиц, подошли к восточному берегу Вислы, напротив Варшавы, которая все еще была оккупирована фашистами. Вслед за передовыми частями передвигался и наш ХППГ -180. Это уже было осенью 1944 года, теплой и мало дождливой. Активных боевых действий не проводилось, госпиталь был развернут, но раненых поступало мало. Запомнилось, что в какой-то период времени можно было видеть в Варшаве пожары, слышны были взрывы, артиллерийская стрельба, реже - бомбардировка. Что там происходит, мы понятия не имели. И мало ли где стреляют на войне, тем более, что через несколько дней там все затихло. И лишь спустя годы я узнал, что в Варшаве было поднято восстание против фашистов, организованное проанглийской армией людовой. В то время в Польше активно боролись с немцами две партизанские группы: Армия Людова, сформированная находившимся в эмиграции в Англии польским правительством, правившем при германо-советском разделе Польши в 1939 году, и просоветская Армия Крайова, организованная коммунистами в СССР и действующая преимущественно на юге страны. Во время Варшавского восстания 1944 года наши войска активно не помогали или не могли помочь полякам. Г.К.Жуков писал в своих воспоминаниях, что это восстание не было согласовано с советским руководством и командованием, что после быстрого стремительного наступления советские войска не имели возможности помочь восставшим. Теперь я думаю, что кроме этих соображений была и политическая игра. Сталин рассудил, что если восстание окажутся успешным и немцы будут изгнаны, то власть в Варшаве, а следовательно и в Польше, перейдет к проанглийскому буржуазному правительству. То, что при подавлении восстания погибнут тысячи людей и будет разрушен город, большого значения для всех политиков не имеет, как это и показал опыт войны в Югославии и в Ираке спустя более полвека после описываемых событий.

 

Врачи 180 ХППГ 2-ой гв. танковой армии



     После войны советское правительство построило на свои средства в подарок варшавянам высотное здание - Дворец культуры и науки.
     Зимой 1945 года советские войска перешли в наступление и после тяжелых боев 14 января освободили Варшаву. Мне довелось ходить по улицам разрушенной польской столицы, видеть пустые дома, сплошные пустыри и развалины в центре города, почти полное отсутствие в нем жителей. Как-то иду я по улице, впереди шагают три польских офицера в соответствующей форме. Один из них поскользнулся на скользком обледенелом тротуаре и выругался таким отборным советским матом, что я подумал, не из Рязани ли они. Дело в том, что в СССР была создана Польская освободительная армия, в которую вошли эвакуированные на восток из захваченных немцами территорий, преимущественно евреи. Однако, специалистов - связистов, артиллеристов, врачей и др. – не хватало и в Польскую армию направляли людей из западных районов страны, из Украины с близкими польским фамилиями, оканчивающимися на "кий" или "ович". Русские и украинцы составили половину так называемой польской армии, а командный состав готовился в ныне Военно-воздушной Академии в Рязани. Окончил ее и будущий президент Польши Вацлав Ярузельский. Эта армия вместе с советскими войсками участвовала в освобождении Варшавы. После освобождения Польши от фашистов власть в ней возглавила прокоммунистическое правительство, частично с включением на короткий срок представителей эмигрантского правительства, находившегося в Лондоне.

     После освобождения Варшавы открывался прямой путь в Германию. На броне танков, на орудиях появились надписи мелом <Вперед, на Запад>, <На Берлин>. Но до боев за Берлин оставалось ещё долгих четыре месяца, унесших много тысяч человеческих жизней. Продвижение на запад проходило медленно, с упорными боями, в госпиталь непрерывно поступали раненые. Мне не удалось в тот период посетить расположенный недалеко от Варшавы печально знаменитый Освенцимский концентрационный лагерь. Но несколько лет спустя я побывал в этом лагере смерти, и забыть его никак нельзя. И сейчас, спустя полвека, перед глазами стоит высокая каменная стена с массивными воротами, над которыми написано . Это был один из лживых лозунгов нацистов. Ведь и при отправке в концлагеря заключенным говорили, что посылают на новые поселения, а не в лагеря смерти на уничтожение. При направлении в газовые камеры несчастные заключенные должны были полностью раздеться якобы для принятия душа с дороги. Лагерь Освенцим был превращен позднее в музей, но и в качестве музейного экспоната он представляет ужасающее зрелище. Перед глазами встают комнаты с одеждой заключенных, в том числе детской; комнаты с женскими волосами, с детскими игрушками, с драгоценностями обреченных людей, с челюстями с золотыми зубами, с сувенирами, сделанными из человеческих черепов и костей. Специальные помещения были выделены для медицинских экспериментов на людях, для переработки кожи в обувь, а жира - в мыло. По мнению нацистов, ничего из человеческого материала не должно было пропадать даром. Особенно тяжкое впечатление оставляют газовые камеры, похожие на обычные душевые, но с приспособлениями для перемещения умерщвленных людей в крематорий. Около 2-х миллионов, как сообщает <Советский энциклопедический словарь> погибло в концлагере Освенцим, преимущественно евреев. Лишь небольшое количество изможденных людей удалось спасти Советской Армией при освобождении от нацистов этого концлагеря. Сколько бы ещё погибло людей, если бы не победа Советской Армии и её союзников.
     В послевоенные годы мне неоднократно довелось навещать Варшаву, любоваться как её старинным, полностью восстановленным центром, так и множеством новых прекрасных зданий.

    
   


   


    
         
___Реклама___